Навсегда! Снижение давления без лекарств Мир книг-скачать книги бесплатно

на что влияет удаление простаты

Предисловие

Дорогой друг! Если Вы взяли в руки эту книгу, то, скорее всего, у Вас или Ваших близких есть проблема – гипертония. Эта болезнь поражает более 40% людей старше пятидесяти лет. Однако повышенное давление – это только вершина айсберга. За этим симптомом, скорее всего, скрывается более глубокая проблема организма. Повышенное давление – это первый «звоночек», который настойчиво требует обратить на себя внимание и изменить что-то в своей жизни. Это может быть избыточный гнев, неправильный образ жизни, вредные привычки, неумение расслабляться по-настоящему и многое другое. К сожалению, повсеместно распространен примитивный подход к повышенному давлению: принял таблетку, сбил давление – и забыл о проблеме до нового ухудшения состояния.

В этой книге я попыталась рассказать о повышенном давлении с разных сторон – с позиций генетики, биохимии – и постаралась обобщить самые современные и эффективные варианты лечения этой проблемы, используя строго индивидуальный подход. Эта книга ни в коем случае не заменяет рекомендации врача, но расширяет кругозор и позволяет отнестись к проблеме повышенного давления творчески и даже… с некоторым юмором. Слишком серьезное отношение к жизни и неумение правильно расслабляться – основная проблема людей, страдающих гипертонией. Я очень благодарна всем своим пациентам, коллегам и моим прекраснейшим Учителям, с которыми встретилась в течение жизни. Особую благодарность выражаю А. Сыркину, В.Г. Кукесу, В. Прозоровой, Т.Д. Поповой, А.В. Самохину, Ю.В. Готовскому, С.В. Алешину, А.А. Филиппову, И.С. Ролику, О. Громовой, фирме «Арнебия», Клаусу Кюстерману, А. Мориц, Ж. Медведеву. Именно эти люди направляли ход моих мыслей и подтверждали правильность предположений.

…Передо мной сидит мужчина шестидесяти пяти лет – Иван Петрович. Это красивый, седовласый мужчина, с невероятно печальными глазами и глубокими, скорбными морщинами на лице, которые делают его значительно старше. Два года назад он ушел на пенсию. Жена привела его буквально «на канате» ко мне на прием. Я попросила ее немножко подождать в коридоре и оставить нас с мужем один на один. У мужчины – гипертония, он принимает атенолол в течение нескольких лет, но последнее время давление повышается и эффекта от лекарства не чувствует. За последние полгода гипертонические кризы наступают все чаще, явно есть депрессия и отвращение к жизни, слабость, но к врачам Иван Петрович обращаться не хочет категорически. Со слов жены, его чем-то сильно обидел районный кардиолог.

Иван Петрович сидит передо мной с откровенно недовольной миной, сложив руки на груди, как будто экзаменатор на переэкзаменовке нерадивой студентки.

Однако отчетливо видно, как сильно он волнуется – сидит на самом краешке стула, готовый сбежать при первых признаках опасности.

Я заполняю файл – имя-отчество, возраст, рост и вес (он их не знает, указываю на глазок), место жительства.

– На что жалуетесь, Иван Петрович? – задаю я банальный вопрос.

Иван Петрович криво ухмыляется и пытается неуклюже пошутить:

– На правительство!

– А может быть, что-то более конкретное вас беспокоит?

В кабинете воцаряется гнетущая тишина. Мы дружно молчим минуту, две, три…

– Я пришел сюда только ради жены… Измучила меня, три дня не разговаривала, игнорировала… пришел только ради жены, – наконец нарушил тишину Иван Петрович и тяжело вздохнул.

– А ради себя вы ничего не хотите сделать? – интересуюсь я. – Вы – молодой, красивый мужчина, вы просто обязаны за собой следить.

– Я?! Молодой?! Красивый?! Мужчина?! – ошарашенно переспрашивает он. – Да я – лишний человек! Я – на свалке! Меня вышвырнули эти молодые-красивые, как вы изволили выражаться! – Иван Петрович покраснел, преисполнившись праведным гневом, глаза его вращались, даже волосы, казалось, встали дыбом.

– Иван Петрович, попытайтесь успокоиться. Сейчас у вас есть шанс разобраться по-настоящему с вашей болезнью и «выдернуть» ее корни. Попробуйте рассказать все – с чего началась ваша гипертония, какие события вы пережили и что вы чувствовали, – постаралась я притормозить гневную тираду моего собеседника.

Он внимательно смотрит на меня, изучает, тщательно проэкзаменовав. Наверное, все-таки я – не двоечница. Возможно, у меня все-таки есть малюсенький шанс завоевать доверие Ивана Петровича. Неожиданно он смягчается:

– Вы чем-то понравились моей жене, она вам доверяет… Ладно, чего уж там, раз пришел, расскажу…

Он медленно начинает свой долгий рассказ.

Постепенно Иван Петрович, захлебываясь и периодически закипая, рассказывает о своей обиде. Он был заместителем директора небольшого завода, на котором работал начиная с практики на третьем курсе технического вуза, был невероятно «патриотичным» по отношению к заводу, много сделал нужных и полезных вещей, заботился о людях. Но пришли новые времена, и на смену пожилому директору, ушедшему на пенсию, назначили молодого, «нахального», который, по мнению Ивана Петровича, нахапает горстями, развалит завод и слиняет куда-нибудь в Швейцарию. Иван Петрович пытался приспособиться к новому начальству в течение трех лет, но постоянно конфликтовал. Молодой директор обижал его, несколько раз публично унижал, но Иван Петрович не мог уйти с работы – они с женой несколько лет строили небольшой домик в Подмосковье, надо было хотя бы дотянуть до чистовой отделки. Взрослые дети помочь финансово родителям не могли, скорее – наоборот, сами очень рассчитывали на помощь отца.

Именно после этих конфликтов, которых Иван Петрович не мог избежать или как-то адекватно на них отреагировать, давление стало прыгать, начались гипертонические кризы, и однажды даже случился эпизод амнезии.

Иван Петрович пошел на рыбалку расслабиться, но прихватил с собой мобильный телефон, новый директор позвонил ему и в очередной раз в грубой форме отчитал за какую-то мелочь. После этого Иван Петрович долго шел по лесу с удочками, заблудился, вышел в каком-то совершенно незнакомом месте и с большим трудом добрался до ближайшей железнодорожной станции, довольно далеко от своей дачи. Сосед, случайно оказавшийся на той же станции, узнал его и привез обратно на дачу, но наутро Иван Петрович ничего не помнил. Давление тогда оказалось очень высоким, его привезли в Москву, долго обследовали в ведомственной поликлинике, где еще сохранялась медицинская страховка с места работы, но ничего существенного не обнаружили, кроме слегка повышенного холестерина и проявлений гипертонии на глазном дне.

После этого эпизода Иван Петрович был очень напуган и принял решение все-таки уйти на пенсию.

Дома он не знал, куда себя деть, ведь работа составляла весь смысл его существования, пенсия оказалась унизительно маленькой, делать было откровенно нечего. Спасала только возня на даче, но осенью и зимой приходилось сидеть дома и постоянно вспоминать свои обиды.

После назначения атенолола у Ивана Петровича резко понизился уровень энергии, потенция также снизилась, начал беспокоить дискомфорт в области простаты. Он пытался менять дозу и ритм приема, но ничего хорошего из этого не получалось.

Скорее всего, атенолол просто не подходил в данном случае.

Отмечено, что длительное подавление приспособительной роли повышения артериального давления в условиях активной жизнедеятельности и психоэмоциональной напряженности может вызвать утяжеление гипертонической болезни.

Так, М.Е. Можайко в статье «Влияние бета-блокаторов на бронхиальную проходимость и показатели липидного обмена у больных пожилого возраста с ишемической болезнью сердца в сочетании с гипертонической болезнью» отмечал выраженный антиангинальный эффект и снижение артериального давления и вместе с этим появление у больных синусовой брадикардии, общей слабости, кожного зуда, аллергической сыпи, депрессии и постоянной тошноты.

Если Иван Петрович обратится все-таки к кардиологу, то ему наверняка назначат другой препарат – скорее всего, из группы ингибиторов апф (препаратов, которые блокируют активность ангиотензинпревращающего фермента – подробнее см. в главе 13), потом наверняка обнаружат высокий уровень холестерина и добавят препарат, понижающий холестерин, – зокор, симгал или какой-нибудь подобный. Иван Петрович и его жена – очень ответственные люди, они будут законопослушно покупать дорогостоящий препарат и аккуратно его принимать, но депрессия у Ивана Петровича усугубится, потому что препараты, понижающие холестерин, «обезжиривают» мозг и усугубляют депрессию. Скорее всего, слабость будет еще больше, потому что эти препараты также вызывают дополнительную слабость в мышцах. Очень высока вероятность того, что у Ивана Петровича начнется какое-нибудь другое заболевание, потому что депрессия может выражаться на физическом уровне в любой форме.

Какой же выход из данной ситуации?

Забегая вперед, сообщу: у Ивана Петровича сейчас все хорошо. Мы начали с ним с ликвидации его застойного очага возбуждения в мозгу в виде прошедшей обиды и подавленного гнева, провели коррекцию его питания, образа жизни и мыслей в целом, он научился расслаблению. После лабораторных обследований выяснилось, что у него очень высокий уровень гомоцистеина, который был скорректирован в течение пары месяцев.

Постепенно мы отказались от атенолола, он освоил тренажер Фролова и очень увлекся распространением этого дыхательного аппарата.

Конечно, я подобрала Ивану Петровичу гомеопатический препарат. Им оказался препарат ликоподиум (плаун булавовидный) в тридцатой потенции.

Самое главное – то, что я получила кредит доверия у этого человека, он последовательно выполнял всю программу лечения и после года такой терапии вновь пришел ко мне на прием. Один. Это был совершенно другой человек – с открытой улыбкой, добрым чувством юмора, за спиной он застенчиво, как подросток на первом свидании, прятал огромный букет цветов.

– Доктор, спасибо! Я стал другим человеком. Я даже благодарен своей гипертонии, потому что благодаря ей (и вам, конечно!) научился очень многим интересным вещам, узнал много нового – о питании, о витаминах, о гомеопатии, о дыхательных техниках, о методах расслабления. Освоил цигун. Во так-то! Оказалось, что в жизни еще так много интересного, теперь времени не хватает на все занятия. Даже смеюсь иногда над собой – какой же я был ершистый, как глупо конфликтовал! А ведь этот директор мой – мальчишка, мне бы ему помочь, а я в бутылку лез, гордился…

Вот такая история. И таких историй очень много. Гипертония многолика, у каждого человека она проходит индивидуально, со своим неповторимым началом и проявлениями. Поэтому каждый врач должен подбирать для пациента свою индивидуальную неповторимую «партитуру» в виде разнообразных (в том числе – немедикаментозных!) методов лечения.

Конечно, фармацевтические концерны заинтересованы в сверхприбылях, они гипнотизируют, промывают врачам мозги. А врачи замучены ненужной писаниной, огромными нагрузками и нехваткой времени. И самое главное, врачи так устают, что просто-напросто не имеют сил для того, чтобы узнать что-то новое, кроме знакомства с очередными новомодными таблетками, которые заботливые торговые представители приносят в поликлиники и больницы.

В этой книге я попыталась собрать наиболее интересные методы лечения и подходы к коварному и на первый взгляд такому хорошо изученному заболеванию, как гипертония.


Источник: http://www.velib.com/read_book/osipova_alla/nastolnaja_kniga_gipertonika_lechenie_i_profilaktika/glava_2/